ЛЕНЬ КАК ТЕНЬ

Чем отличается самонасилие от самодисциплины

08.03.2019 01:29:20

 

 

Я ужасно ленивый человек. Моя мама всегда говорила мне: “Лень вперед тебя родилась” и “не зря мы тебя назвали Леной”. Конечно же, это свойство мне часто мешало. И когда я начала свою терапию, как клиент,  я занялась им вплотную.  Думаете, прошло? Хе-хе! Расскажу-ка я вам сегодня о том, что такое лень. А еще - об одной из самых популярных ловушек психотерапии.

 

Начнем с того, что “лени” не существует. Это понятие бытовое. Как нет никакой темноты, а есть отсутствие света (то есть частиц), точно так же и “лень” - это всего лишь отсутствие внутреннего импульса, стимула, мотивации. Это сопротивление тому, что навязывают извне. Это конфликт между “я хочу” и “им надо”.

 

Когда нам неприятно или страшно что-то делать, и мы не можем открыто сказать “нет”,  наше бессознательное включает пассивную агрессию. Мы забываем, замедляем, откладываем, буксуем в выполнении. Наш “внутренний ребенок” устраивает забастовку. Мы пытаемся усмирять его методами, которые применяли к нам наши родители - другим мы не обучены. Заставляем, запугиваем, игнорируем, манипулируем, наказываем. В быту это почему-то называется “сила воли”.

 

Мы постепенно теряем всякий контакт со своим внутренним ребенком, а вместе с этим - и влияние на него. Ведь он - часть нашего бессознательного. Раз нам плевать на его нужды, раз мы объявили ему войну, он вынужден защищаться.

 

Он может делать это через наше тело - мы получим целый букет психосоматических болезней, самоповреждения, неспособность управлять своим телом, сосредоточиться, быть ловкими. Мы будем рассеянными, все ронять, забывать. Он может делать это через наш ум. Нам будет трудно собраться, сосредоточиться и не опаздывать. Этот список, я думаю, вы можете продолжить сами ;)

 

 

ЧТО ТАКОЕ ВНУТРЕННИЙ РЕБЕНОК?

 

Это наша первозданная, спонтанная, творческая часть, которая воспринимает мир как есть, без предубеждений и ограничений. По той же причине - крайне “невоспитанная”. Без этой части мы не можем играть и творить. Не можем выдавать новые адекватные реакции на новые вызовы, которые нам преподносить жизнь.

 

Мы сталкиваемся с этой частью, потому что у нас нет ВНУТРЕННЕГО РОДИТЕЛЯ.

 

Если бы в детстве нас достаточно поддерживали, принимали, слышали, давали нам почувствовать себя нужными и любимыми, если бы с нами считались, уважали нас, то мы бы научились поступать так же по отношению к себе сами. Это происходило бы на автомате. У нас не было бы проблем с самооценкой, например. И не было бы раненной детской части. Другими словами, при наличии “достаточно хороших” родителей в детстве, у нас внутри вырастает внутренний родитель. И он поддерживает внутреннего ребенка. И у них все само нормально работает, никто никому не досаждает, и рассматривать их, как отдельные части не требуется. Они просто не дают о себе знать, потому что интегрированы в нашу психику. Так, например, мы не замечаем свою печень, если она не болит.

 

Если в детстве нас не поддерживали, а гнобили, отвергали, унижали, били, бойкотировали, обесценивали наши чувства и желания, то вместо внутреннего родителя у нас внутри вырастает злобный монстр, который продолжает нас мучать, используя все стратегии и все тексты наших реальных родителей. Для него мы всегда недостаточно хороши или вовсе плохи, ничего не достойны, эгоисты, у нас ничего не получится и пр. и др. И он целыми днями гундит у нас в голове, пытая нашего внутреннего ребенка превращая нашу жизнь в ад. Он управляет, обзывая, обличая, упрекая. Он говорит: "Ты должен". А внутренний ребенок посылает его в жопу.

 

Конечно же, это “внутрений ребенок” - это терапевтическая метафора, (как и само понятие “частей”), с помощью которой я описываю наши с вами внутренние процессы. Один из способов объяснить. Бывают и другие.

 

 

ЧТО МЫ ДЕЛАЕМ НА ТЕРАПИИ

 

Мы постепенно выращиваем настоящего внутреннего родителя, который сможет позаботиться о внутреннем ребенке, защитить его от монстра и выдавить последнего из нашей жизни. Когда он вырастет, нам больше не нужно будет расщеплять себя, рассматривать как эти две части, Просто все наладится и заработает естественным путем.

 

 

ВНУРЕННИЙ РЕБЕНОК КАК ТЕНЬ

 

Это наша бессознательная часть, которая делает то, что нам нельзя, и мы ее за это гнобим. То есть отрезаем ее от себя и прячем куда подальше. Мы не такие! Мы серьезные взрослые люди! Мы себя контролируем и делаем то, что надо. И так все связанное с внутренним ребенком попадает в Тень. В подпол нашего бессознательного, откуда, естественно, действует, как настоящий подпольщик.

 

ПОДРЫВНОЙ МЕТОД 1:

 

Тень проявляет себя, когда мы что-то делаем случайно. Например, мы устали, отвлеклись, и - опа! Сделали то, что клялись не делать. Например, не играть до утра в танчики. Но мы же нечаянно. И потом снова нечаянно. Поскольку мы не можем непрерывно все контролировать, наша Тень все равно найдет лазейки и будет управлять нами по собственному усмотрению.

 

Все-все контролировать действительно нельзя, именно поэтому наш мозг автоматизирует большинство бытовых процессов. Если вы сомневаетесь, просто посчитайте, сколько процессов происходит в вашем теле, чтобы просто почесаться. Мозг принимает сигнал о зуде, затем подает информацию, например, в руку, которая состоит из множества элементов. Она должна дотянуться до  места с точными координатами и почесать с определенным нажимом и длительностью. Но и это еще не все! Есть еще реакции от места, которое мы чешем, и под них нужно подстроиться! Не многовато ли? Пожалуй, да. Поэтому чесание происходит на автомате. А теперь представьте, сколько лазеек есть у нашей Тени влезть туда, где мы ее не ждали!

 

В Тень попадают не только “вредоносные” свойства, но и полезные. Отправив в нее своего внутреннего ребенка, мы, например, теряем контакт с игривостью  непосредственностью, и даже там, где она нам нужна, считаем себя неспособными к ней. Иногда у нас вдруг получается - случайно! А нарочно повторить мы уже не можем.

 

ПОДРЫВНОЙ МЕТОД 2:

 

Тень проявляется, когда нас кто-то бесит или восхищает. Оба варианта вызывают тревогу, так как перед нами существо чужеродное, способное делать то, что нам нельзя. Но главное, как это - нам нельзя, а ему можно? И мы будем просто так смотреть и бездействовать? Едва ли.

Всем этим “нарушителям” от нас прилетит незамедлительно. И первыми получат наши близкие.

 

- Ах ты, скотина инфантильная, лежишь на диване, когда полное ведро мусора!..

- Что ты лезешь ко мне со своими глупостями? Не до тебя сейчас!..

- Что ты рыдаешь? Соберись, тряпка! Ты же взрослый человек, иди решай свои проблемы…

- Веди себя прилично! Мне за тебя стыдно!..

- А ты не понимаешь, что не так? Пойди подумай над своим поведением…

 

Вынос мозга, манипуляции, обвинения, скандалы, ненависть, презрение, развод.

 

А уж детям нашим и вовсе достанется по первое число. Ведь “мы за них отвечаем”. Перед кем? В данном случае, перед родителями у нас в голове. Мы готовы уничтожить собственного ребенка, только бы нас не ругал этот злобный монстр. В этот момент никто, даже наши дети, не существуют для нас как живые существа. Они лишь объекты, лишенные чувств, сломанные и плохо управляемые игрушки. которые нужно убрать, чтобы мама не заругала.

 

 

ПСИХОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ЛОВУШКА

 

У взрослого человека есть множество обязательных дел. Не так много, как он себе накручивает, но все же достаточно. Не развлекательных, не отдыхательных. Есть обязательства перед другими - например, перед своими детьми или перед работодателем. Иногда делать их невыносимо, жизнь превращается в  День сурка. Но однажды мы приходим на терапию и решаем все в корне поменять, мол, “Свободу Юрию Деточкину!”

Мы находим новые способы организовать свою жизнь. Например, если дать себе поиграть ДО нудной работы, то потом дела вершатся намного быстрее и легче.

В терапии мы постепенно учимся заменять “надо” на “хочу”, быть честными с собой, не насиловать себя, жить своей жизнью, а не чужой. Учимся договариваться с внутренним ребенком . Мотивировать его, а не заставлять. Использовать его творческую энергию, которая отдается только добровольно. Каждое насилие над собой отдаляет нас от этой цели.

И на начальном этапе самая важная задача - отказаться от дрессировки и перейти к контакту и бережности. А потом мы начинаем верить в психотерапевтический миф: “Если делать только то, что хочется, то все будет происходить само, и жизнь становится сплошным развлечением”. Нет, буквально так никто не говорит, только намекают. Ну, или цитируют, якобы, Конфуция:

 

"Выбери себе работу по душе, и тебе не придется работать ни одного дня в своей жизни”.

 

Не знаю, откуда на самом деле взялся этот перл, и не вырвали ли его из контекста. Но в любой даже самой увлекательной и творческой работе наступают моменты рутины, упадка сил и вдохновения. И только воля, только упорство, настойчивость, осознанность помогают доводить дело до конца. Никто никогда не обходился одним лишь вдохновением. Вдохновения НЕДОСТАТОЧНО.

 

Если говорить о реальных детях, то реально ли их вырастить только потакая им и уговаривая? Хочешь есть конфеты вместо супа? Пожалуйста солнышко. Нет настроения делать уроки? Да и чорт с ними!

 

Задача родителя - защищать ребенка от опасностей, которые ему не понятны. Не дать выколоть глаз, броситься под машину, сунуть пальцы в розетку. Когда встает выбор между душевными ранами и физическими, какие из них перво-наперво связаны с выживанием? Если ребенок может навредить себе, то сначала мы его остановим против его желания. И только потом будут уместны увещевания.

 

А если речь не о младенце играющем со спичками? Если это подросток, который не хочет ходить в школу? Нет, не из-за конфликта, не из-за плохих учителей, а просто ему интереснее играть в планшет. С друзьями, которые доступны только онлайн. Он снова в опасности и снова не сознает этого. Он НЕ ПОНИМАЕТ, что его ждет какое-то там трудное будущее. Оно не из его теперешней жизни. Он не в состоянии оценить последствия и взять на себя ответственность. И его непонимание равно непониманию младенца про спички. Кто спасет его от самого себя? Кто научит его самодисциплине? Нормальной, конструктивной способности быть настойчивым, собранным, устойчивым к фрустрациям? Кто? Армия?

 

Так вот. Внутренний ребенок ничем не отличается от реального. Ему тоже нужны навыки дисциплины. Просто они должны быть преподаны в такой манере, чтобы не вызывать отвращение. Иначе он никогда не выйдет из зоны комфорта. Никогда не будет развиваться и добиваться того, в чем нуждается. То есть мы сами не будем, ведь это наша часть.

 

Порядок, режим, правила в семье - это границы. Это способ структурировать взаимоотношения. Маленькие дети, живущие вне распорядка, становятся тревожными из-за непредсказуемости окружающего мира. Слишком мало того, за что можно зацепиться.

 

В наше время многие родители стали воспитывать детей “наоборот” - не так, как воспитывали их самих. Взрослые, которых в детстве все время муштровали и одергивали, делали их удобными, теперь все позволяют своим детям. И, поскольку это их первый такой опыт, они не замечают, где следует остановиться. Где это уже опасно для самого ребенка.

 

Популярный мем из моей френдленты:

 

“У меня двое маленьких детей. Что я хочу на 8 марта? Хочу принять ванну и сходить в туалет одна. Хочу поесть горячую еду двумя руками. И чай попить горячий с конфетой. Целой”

 

Че за фигня, стесняюсь спросить? Я себя помню с двух лет. У меня было свое личное пространство, которое уважали, и я уважала чужое. Я спала в своей отдельной кровати. У меня был свой горшок, свой детский столик и специальный высокий стул, чтобы сидеть за общим обеденным столом. Я не припомню, чтобы мне когда-либо хотелось ломиться в туалет, когда там кто-то сидит и воняет. В нашей семье было принято есть всегда только вместе - завтракать, обедать и ужинать. Сначала накрывали на стол, а потом все садились, желали друг другу приятного аппетита, и только после этого ели. И никто не лез в чужие тарелки. И никто не ел откусанные другим конфеты, потому что у каждого свои бактерии во рту - да, в два года человек это тоже в состоянии понять. Я не представляю, что должно было произойти, чтобы я превратилась в ребенка из этого мема. У меня НИКОГДА не было желания так себя вести. Может быть, дело не в детях? ;)

 

И вот уж подрастает поколение детей, родители которых всегда были “добренькими”. Детей, которые всегда беспрепятственно нарушали границы своих родителей. Они могут ворваться в любой взрослый разговор. Мама бросает все свои дела, включая гостей или едва поднявшееся в духовке суфле, и переключается на детей по первому сигналу. Дети уже подростки, но они совершенно не в курсе, что у других людей тоже есть чувства, потребности, личное пространство. И у них большие проблемы с себе подобными. Они не слышат друг друга и не чувствуют. Им трудно поставить себя на место другого. Родители обвиняют в этом школу и других детей - все вокруг такие злые. Я вижу такое все чаще и чаще.

 

То же происходит со внутренним ребенком. Сначала его мучали, и одной из пыток была дисциплина. Бессмысленная, необоснованная, “потому что мама так сказала” дисциплина. Затем, после терапии, ему стало все можно, и он стал пробовать все подряд. Легче всего пошли игры, сериалы, обжорство, алкоголь и другие наркотики, то есть все потребительское, не требующее усилий. Он туда нырнул, а вынырнуть уже не может. Вытащить его должен взрослый. А взрослый так боится снова стать насильником, что готов дать ребенку утонуть.

 

Отказ от дисциплины - это не любовь и не принятие. Это новая форма игнора. И ребенок будет нам за нее мстить. Зависимостями. Наркотиками. Сериалами.

 

Одной моей подруге родители все позволяли - гулять, ночевать, где хочет, бухать, курить. Мы все ей завидовали. А она завидовала нам - тем, кого все время пасли родители. Она считала, что ее родителям на нее плевать. Чувствовала себя нелюбимой.

 

И таким же ненужным и нелюбимым чувствует себя внутренний ребенок, которому все можно.

 

 

КАК Я УВЯЗЛА

 

Итак, я пошла по пути “ненасилия”, и интересы моего внутреннего ребенка вышли на первое место. Ему стало все можно, и он реально оборзел. Стало ли мне проще жить? Едва ли. Ведь я и раньше не больно-то себя заставляла. Вся эта история с насилием была не про меня. У меня просто не было навыков самодисциплины. Но на то, чтобы это понять, у меня ушел не один год! Мне пришлось пробить днище и увидеть, куда я качусь, и как я совершенно не управляю своей жизнью.

 

Я и раньше выбирала творческую работу со свободным графиком, мне свобода всегда была дороже денег. Иногда я  могла заставить себя упахаться, если извне грозила какая-то опасность - сжатые сроки, угроза отчисления, увольнения, провала и т.п. То есть что-то связанное с выживанием и внешней угрозой. От меня же самой желание себя понасиловать никогда не исходило.

 

Я очень хотела поставить себе хоть какие-то рамки, но мой терапевт возмущался и клеймил все насилием. Мол, если внутренний ребенок не хочет, и я не могу продать ему идею, зачем это ему надо, то он мне будет мстить-мстить-мстить. Мол, если бы я не была такой сукой-насильницей, все бы у меня получалось, как я хочу.

 

И вот, однажды я обнаружила себя посреди ужасающего бардака в обнимку с сериалом. И я совершенно ничем мне могла сдвинуть себя с места. Заставить? Да я же испорчу отношения с внутренним ребенком, и тогда - гудбай творчество…

 

Но творчества все равно не было. Мой внутренний ребенок утонул в потреблении. Его засосало в зловонный всемирный унитаз.

 

А однажды поймала себя на том, что я восхищаюсь своим мужчиной за то, сколько он может работать по собственной инициативе. Без назначенного кем-то времени. Без оговоренных сроков. Без оплаты. у него возникала творческая идея, и он ее воплощал, посвящая ей се свое свободное время. Он, свободный и спонтанный, которому никто не указ, самореализовывался. А я? Я освободила себя от всех занятий, которые, как мне казалось, отнимали мое время. И бОльшую часть этого времени было сожрало потребительство, а никакое не творчество.

 

ДИСЦИПЛИНА

 

И я поняла, что мне нужно управление. Полномочный царь в голове. Рамки, которые прежде устанавливали извне родители, учителя, начальники, непреодолимые обстоятельства. Теперь мне предстояло научиться делать это самой. По доброй воле.

 

Если лень - это отсутствие импульса, то кто сказал, что импульс должен исходить только от удовольствий и развлечений? И кто сказал, что хотеть может только ребенок внутри меня?

 

Воля - это не насилие. Воля - это желание Взрослого. Она требует хорошей осознанности. Это право всех прочих частей на реализацию, а не только детской. Это способность видеть перспективы, а не только неприятности. Планировать и повелевать, а не только поддерживать. Быть настойчивым, отстаивать свои интересы. Завоевывать, а не только защищаться. Принимать свои чувства, а не затыкать их.

 

Нужен взрослый, который вытащит ребенка из болота и скажет ему: “Это опасно, это вредно, ты себя разрушаешь. Я спасаю тебя без твоего разрешения, потому что это моя работа. Ты маленький, а я большой, и я отвечаю за тебя.”

 

Взрослый вытащит его из круга потребления и вернет к реальности: “Посмотри, что с тобой происходит. Каким ты стал хилым и больным. Ты не можешь делать то, что тебе нравилось раньше, потому что у тебя нет сил. Но это не значит, что ты ни на что не способен. Просто ты разучился, ты долго расслаблялся, утратил сноровку и тренировку.

 

Взрослый поддержит: “Я с тобой. Я знаю, как тебе трудно. Мы будем вместе учиться делать то, что у тебя не получается. Я буду вести тебя, организовывать, подсказывать, когда и что пора делать. Я буду следить за временем и порядком. Я буду следить за твоим здоровьем, чтобы ты все успевал и вовремя отдыхал. Это моя ответственность, а не твоя. Прости, что меня не было рядом так долго”.

 

Взрослый помнит о том, зачем нужно каждое усилие. Потому что только взрослый видит ощущает всю картину в целом. И только взрослый может поддержать там, где нужно справляться с трудностями.

 

Психолог Елена Моксякова

Lenahelp.ru